12.05.2022

«Я не знал, что профсоюз обладает такой силой»

Рафаэль Хасанов, старший помощник капитана судна Millennial Spirit (ИМО 7392610, флаг Молдавии), попавшего 25 февраля 2022 года под ракетный обстрел в нейтральных водах Черного моря, на собственном опыте узнал, что может сделать профсоюз, когда его члены попадают в беду. Старпом и его коллега, кадет Никита Петров, рассказали о событиях того дня, людях, которые предоставили кров морякам и оказали помощь, как спустя месяц экипаж бункеровщика, состоявший исключительно из россиян, возвращался на родину. 

Обычный рабочий день

– Ничего не предвещало беды, – вспоминает Никита Петров. – Был обычный рабочий день, как и многие предыдущие. 

Старпом Рафаэль Хасанов говорит, что экипаж знал о начавшейся в Украине спецоперации, но 24 февраля рекомендации от компании – покинуть привычное место работы бункеровщика – не поступало: «В этом районе плавания не ходили военные корабли, рядом с нами стояли только гражданские суда. Мы всегда на этом месте – здесь суда бункеруются топливом». 

В ночь на 25 февраля Millennial Spirit забункеровал судно, которое шло на Румынию, а к полудню поступило сообщение от оператора. В нем говорилось, что если компания не выйдет на связь через 45 минут, то Millennial Spirit тоже должен взять курс на Румынию. Бункеровщик заканчивал заправлять плавкран. 

А через 10 минут Millennial Spirit охватило пламенем, на плавкране, который после заправки отходил от бункеровщика, загорелись швартовы. 

Капитану досталось больше всех

– Я и боцман были на баке, – рассказывает Никита Петров. – Мы не видели, что произошло, только услышали свист, потом взрыв, обернулись – пожар. 

Моряки по рации стали звать на помощь, но никто не отвечал. Тогда боцман решил запустить пожарный насос – хотел потушить огонь, но питания не было. 

Рафаэль Хасанов в этот момент находился в каюте, он почувствовал сильную вибрацию, сработала пожарная сигнализация: «Я пытался пройти на мостик, чтобы понять, что происходит, к тому же там лежали гидрокостюмы, – открыл дверь, а там – пламя». Такого, говорит он, на его памяти еще не было, хотя ему приходилось сталкиваться с разными ситуациями на флоте, в том числе с пожарами. 

Капитану, старпому и второму механику пришлось выбираться из каюты стармеха. Выше нее находился горящий мостик, под ней выступала палуба – такая конструкция у бункеровщика. Выпрыгивать приходилось чуть вперед и в воду, чтобы не удариться о палубу. 

– Второго механика вытолкнули, для капитана связали простыни, – говорит Рафаэль Хасанов. 

– Он спускался по простыням, вроде, одна из них порвалась, он упал на палубу и сильно ушибся, сломал правую руку и уже не мог ни за что ухватиться, – рассказывает кадет. 

Агрессии не было 

Помощь подоспела достаточно оперативно. Буксир «Туман» вытащил из воды моряков – они провели в воде при температуре +6 градусов около 20-30 минут. На буксир «Родомир» перешли члены экипажа, собравшиеся на носовой части судна. С них моряков, включая капитана, передали на спасательный катер SAR-2, который доставил их в Черноморск. На берегу уже стояли кареты скорой помощи. 

– Нас привезли в больницу в Черноморске, – продолжает Рафаэль Хасанов. – Главврач сразу предупредил: если пойдут раненые, нам придется уйти. А после пришел пастор баптистской церкви «Воскресение» и предложил свою помощь.

– В день приезда я подошел к медсестре и попросил позвонить по WhatsApp семье, а на следующий день знакомые отца уже привезли мне телефон с SIM-картой, – рассказывает Никита Петров. 

В больничных стенах экипаж находился с 25 февраля по 8 марта, а потом принял предложение пастора разместиться в церкви. К сожалению, выписывались не все – 5 марта капитан от полученных травм и ожогов скончался в больнице. 

В церкви россиянам выделили одну комнату на всех в цокольном этаже – здесь они пробыли до 23 марта. 

– Все было хорошо, конечно, не как дома, но нам всего хватало. За территорию мы не выходили. Общались только с прихожанами, агрессии не чувствовали, – говорит старпом. 

Надо возвращаться домой

– Все это время мы держали связь с агентом, но, честно, особой заинтересованности в нашей отправке домой не видели, – констатирует Рафаэль Хасанов. – Представитель компании вообще по нашей ситуации ничего адекватного не говорил. 

В один из дней приехал представитель миграционной службы, проверил личности согласно копий загранпаспортов, которые были в компании, и выдал морякам какую-то странную справку, по которой, как думает старпом, им бы не разрешили пересечь границу.  

– Большую роль сыграл Российский профсоюз моряков и лично председатель Юрий Сухоруков. Он здорово помог нам с документами: связался с посольством РФ в Кишиневе, чтобы для нас оформили свидетельства на возвращение в Российскую Федерацию. Юрий Юрьевич всегда оставался с нами на связи и говорил, как себя вести – это оказалось полезным, всегда отвечал на звонки беспокоившихся родственников. Поддержка РПСМ была очень ценной и действенной, – говорит Рафаэль Хасанов.

Действительно, РПСМ проделал серьезную работу: обращался в Министерство транспорта РФ, Министерство иностранных дел РФ, Международную федерацию транспортников, Международную организацию труда и Международную морскую организацию с просьбой скоординировать усилия для скорейшей репатриации членов экипажа Millennial Spirit. 

Это – обмен

24 марта произошел обмен, хотя считается, что гражданскими лицами не обмениваются, только – военными, но в случае с моряками бункеровщика это был именно он. «Нам почему-то не давали выехать, как гражданским людям, а потом состоялся так называемый обмен, но мы это поняли только, когда нас привезли в Запорожскую область», – объясняет Рафаэль Хасанов.

– Около полуночи за нами пришли, сказали – «формальность, проверка документов», – вспоминает Никита Петров. – Сперва было не по себе, потом я увидел людей из порта – это придало мне уверенности, и понял – мы едем домой. 

– Нас посадили в автобус, забрали телефоны. Я даже не успел позвонить родным и в профсоюз, чтобы сообщить, что нас увозят из церкви в неизвестном направлении, – говорит старпом. – Потом всем велели перейти в закрытую машину – мы не видели, куда едем. Через час к нам подсадили военных – у них были завязаны глаза и руки. Вместе мы ехали еще 10 минут. Сначала вывели их, потом нас – построили в шеренгу. Вышел представитель с российской стороны с белым флагом. У него был список имен и фамилий – всех сверили, и начался обмен. Мы спустились вниз к небольшой речушке, перешли воду, поднялись, а там уже стояли наши военные. Все то же самое сделали украинцы. Дальше под сопровождением мы поехали сначала в Мелитополь, потом в Симферополь, где с военного аэродрома улетели в Москву. В Москве военных отвели в одну сторону, нас – в другую. На сердце стало спокойно – нами стали заниматься люди в гражданском. 

Профсоюз – сила

В Москве моряков разместили в гостинице – сюда же приехали представители Следственного комитета РФ. Позже экипаж повезли в офис Уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой, где морякам выдали временные удостоверения личности вместо утерянных паспортов и разрешили ехать домой. 

Средств у экипажа не было – все ценные вещи утонули. Поэтому оплату репатриации своих членов профсоюза РПСМ взял на себя: Рафаэлю Хасанову приобрели билет до Астрахани, а остальным морякам – до Керчи. 

– Да, мы были членами профсоюза, но, честно, я не знал, что он имеет такое влияние и силу. Что интересно, когда все случилось, наша компания не рекомендовала обращаться в РПСМ – хотела самостоятельно разобраться в ситуации, – говорит старпом. 

Но моряки поступили иначе.

Рафаэль Хасанов признается, что раньше в РПСМ ни разу не обращался – поводов, к счастью, не было. В море он – с 2009 года, в должности старпома – последние пять лет. Говорит, что восстановит документы и обязательно уйдет в рейс. 

– Нет, эта ситуация желание ходить в море не отбила. Жизнь продолжается. Шок был, но панике старался не поддаваться, приходилось держать себя в руках, – признается он. 

Для Никиты Петрова, третьекурсника Судомеханического техникума  ФГБОУ ВО «КГМТУ», рейс на Millennial Spirit стал вторым в жизни. Первый – на круизных теплоходах. Он тоже говорит, что профессию не бросит, хотя сомнения были. 

– Однозначно буду продолжать, – говорит он. – Когда все произошло, решил, что в море – ни ногой, но потом подумал, что снаряд дважды в одну воронку не попадает. 

Сейчас оба моряка занимаются восстановлением документов. К слову, практику на бункеровщике Никите Петрову в учебном заведении засчитали. Осталось донести справку о плавании – компания обещает сделать. 

К тому же, как добавляет Рафаэль Хасанов, работодатель не выполнил и другие обязательства перед моряками: «Зарплата еще не выплачена. Открыт вопрос о возмещении морального вреда и за утерянные вещи. РПСМ помогает нам в решении и этих проблем – мы постоянно на связи». 

Фото: Millennial Spirit бункерует паром


↑ 

Наверх